Путешествия сибирского хариуса

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Валерий Бажмин, Рыболов Elite №1-2, 2004 год.

Не безызвестное изречение Козьмы Пруткова «Зри в корень» - лучшее руководство к действию для любого рыболова, особенно того, кто не желает участвовать в рыболовной лотерее - повезет - не повезет».

 

Результаты рыбалки можно и нужно как минимум прогнозировать, основываясь на знаниях о повелении объекта ловли, тем более если вашей целью является поимка хариуса, а не просто отдых на природе. Многочисленные неудачи, которые потерпели на этой стезе некоторые из моих знакомых рыболовов, похоже, навсегда лишили их желания еще хоть раз пройти многие километры вдоль горной реки в надежде (впрочем, ничем не подкрепленной) поймать осторожную рыбу.

Жизнь хариуса окутана ореолом таинственности и непредсказуемости, даже многие из местных коренных жителей слышали об этой рыбе, но никогда ее не видели.

В чем же дело и почему рыбалка порой становится лотереей?

Иногда реки и рыбные места находятся далеко от населенных пунктов. Неизбежно возникающие проблемы с транспортом не всегда позволяют рыболову попасть на знакомые места. К этому можно добавить изменчивую погоду. В результат, мы можем оказаться на малоизвестном участке реки, да еще во время дождей, похолодания и т.д.

Не мною подмечено, что на выходные дни обычно приходится отнюдь не самая благоприятная для рыбалки погода. Рыболов же психологически может быть сориентирован только на конкретные условия.

Иногда причина неудачи заключается в том, что у рыболова нет нужных снастей, применяемых на конкретном месте в данное время года и суток. Но если это случилось на рыбном месте - тогда еще полбеды, может и повезти. Однако как рассчитывать на улов в местах, где хариуса теперь нет, хотя он и ловился здесь совсем недавно?

Ответ очевиден - необходимо изучать поведение, кормовые приоритеты рыбы в зависимости от погоды, времени года и суток, а главное - попытаться определить причину суточных перемещений и сезонных миграций. Условно говоря, вы должны научиться видеть, чувствовать и мыслить, как рыба.

Знать причины перемещения хариуса в рамках ареала тем более важно, что оно не сопоставимо с перемещениями рыб других видов. К примеру, на территории Ямало-Ненецкого автономного округа существует такое понятие, как «вонзевой» ход рыбы. Первая «вонзя» начинается после вскрытия рек Обского бассейна, когда происходит очищение ото льда верховьев Обской губы. Рыбы разных видов, в том числе родственники хариуса - сиговые, начинают подниматься с мест зимовки вверх по Оби для летнего нагула, используя для этих целей соры, разливы и устья притоков.

Осенью, уже перед ледоставом, сиговые поднимаются вверх по горным и горно-тундровым притокам на нерест. После его окончания начинается вторая «вонзя» - массовый скат рыбы в Обскую губу на зимовку.

Поведение рыбы и последовательность ее действий вполне поддаются логическому осмыслению. То же можно сказать и о ближайших родственниках хариуса - лососевых. В море лососевые нагуливаются, а в реку и ее верховья заходят для нереста.

В общую логическую картину царящую в рыбьем царстве, никак не укладывается поведение загадочного хариуса, который, отметав икру в начале лета, к поздней осени поднимается почему-то в самые верховья реки, чтобы затем, словно зафиксировав групповой сбор всего стада, уже с шугой разом скатиться вниз по реке на зимовку.

Ко всем причудам добавляется еще одна - если несколько речек имеют общий сток и единую границу ареала, хариус может не вернуться в реку, в которой провел прошлый летний сезон. В данном случае мы лишаемся не только возможности рассказать друзьям и близким душещипательную и ностальгически-возвышенную историю о ежегодной встрече с одной и той же матерой рыбой, которую ловим на заветном месте и затем отпускаем до следующего года, - мы вообще рискуем приехать домой с пустыми руками.

Даже на реках, где хариус в этом году есть (более того, мы можем увидеть его в некоторых местах с высокого берега), поведение рыбы кажется трудно предсказуемым.

То она неспешно курсирует по омуту, словно желая убедиться, все ли на своих местах, то просто стоит в какой-нибудь ямке или за камнем, совершенно не реагируя ни на какие приманки. Внезапно омут охватывает суета - рыба мечется, натыкаясь на своих собратьев... Это напоминает перрон перед внезапной отправкой поезда, когда пассажиры не могут найти в толпе свои вещи. Через какое-то время омут пуст либо рыба продолжает дефилировать, постепенно успокаиваясь.

Интересно, что обитатели ямы или омута, занятые своими делами, совершенно не желают интересоваться какими бы то ни было приманками, более того - их перемещение под самым носом рыбы вызывает у нее как будто явную досаду. Она сторонится назойливой обманки и отплывает в сторону.

 

Рыболовов со стажем, но еще только осваивающих премудрости ловли хариуса, всегда удивляет, почему рыба не клюет, как положено, по утру на зорьке. На участке рек», где вечером брал неплохой хариус, утром он видит лишь несколько неуверенных поклевок мелкой рыбы. Но ведь клев накануне прекратился глубокой ночью, а значит, рыба осталась на этом месте до утра! Тогда почему не клюет?

На некоторых участках реки хариус почему-то ловится только днем, но не реагирует на приманку вечером. По какой причине на одном и том же месте он отдает предпочтение то блесне, то верховой мушке, то безнасадочной мухомормышке, то лишь червю или ручейнику?

Право слово, трудно отыскать столь «капризную» и «непредсказуемую» рыбу! Отсюда и рождаются ошибочные мнения, которые с видом знатоков небрежно изрекают иные рыболовы: «Если хариус не клюет — то не клюет ни на что...»

Попробуем найти ответы на множество вопросов, которые возникают перед нами в процессе ловли хариуса. Для этого, повторюсь, необходимо знать о целом комплексе причин разного характера, которые и руководят поведением этой рыбы как в течение года, так и отдельно взятых суток.

Начнем с зимы - самого длительного периода, когда хариус находится в пределах небольшого выбранного им для зимовки участка.

Данное место должно отвечать многим требованиям, ведь в районе зимовальных ям рыбе предстоит провести в среднем около 9 месяцев. К ним относятся:

1) достаточная глубина и площадь участка, что придает воде определенную температурную стабильность;

2) наличие выше по течению перспективного кормового участка, не только обеспечивающего обитателей ямы кормом, но и осуществляющего аэрацию, то есть поддержание кислородного режима водоема;

3) чистота воды;

4) отсутствие на грунте органических отложений;

5)отсутствие прессинга со стороны хищников - щуки и налима, а также проявлений жизнедеятельности человека.

Также желательны хорошая проточность водоема и отсутствие в нижнем течении водоема кормовых конкурентов - плотвы, язя и окуня.

В начале лета, едва начинают вскрываться реки, хариус, движимый инстинктом продолжения рода, покидает места зимних стоянок а начинает подъем вверх по течению. Если он зимовал ниже слияния нескольких потоков с общей нижней границей ареала, то выбирает для нереста и нагула одну или несколько рек с наиболее чистой водой. Их прозрачность может разниться год от года - истоки иногда разделяет несколько десятков километров, а количество снега, выпавшего зимой между разными кряжами и хребтами, не одинаково. Нестабилен и весенний климат в долинах рек, а значит, и время, и характер паводка в разные годы. К общим природным факторам добавляется и техногенное воздействие человека, которое вносит значительные коррективы в миграционные процессы хариуса.

Именно весной и в начале лета, сравнив прозрачность и чистоту рек названного типа, мы без труда можем определить, в какой из них можно рассчитывать на лучшие уловы. Сведения, полученные от местных браконьеров, промышляющих в это время сетями, позволяют утверждать, что весенний подъем обычно растянут примерно на две недели. Подобная информация опровергает мнение некоторых авторов о том, что весенний подъем хариуса носит массовый и скоротечный характер.

В этом противоречии я вижу лишь подтверждение своего мнения о том, что образ жизни и поведение сибирского хариуса Арктического региона значительно отличается от поведения хариуса, обитающего в других регионах и климатических поясах.

Надо учитывать и различный характер рек этих регионов. В иных реках практически все нерестовое стадо зимует в пределах одного участка водоема (нижнее течение), в других - рассредоточивается на ямах нижнего и среднего течения. В последнем случае весенний нерестовый подъем, естественно, будет растянут по времени.

Причина раннего подъема с зимовальных ям кроется, по всей вероятности, в том, что хариус стремится подняться вверх по реке до пика паводка, когда воды реки будут очень мутны. Выбор места для нереста, как мне видится, в немалой степени зависит от того, на каком участке реки рыбу застал очень мутный поток, — ничто не действует на нашего героя столь негативно, как непрозрачная вода. Хариус в поисках чистой струи заходит в мелководные притоки, и если находит там необходимые грунты, то по мере прогрева воды нерестится.

Динамика численности отдельной замкнутой популяции - труднообъяснимое явление, одна из разгадок которого - степень ошибки при выборе места нереста. Сухое маловодное лето если не погубит икру или личинок, то может не дать возможности мальку скатиться в реку, он остается умирать в высыхающей луже.

Казалось бы, к чему нам вникать в столь интимный для рыбы вопрос, как нерест? Даже если принять к сведению, что определенная часть стаи может в это время интересоваться приманкой, причем клевать довольно резко и нервозно, беспокоить рыбу все же не стоит по причине возможного ее ухода вверх по ручью или из-за смены выбранного притока. Как следствие, она может освободиться от половых продуктов в притоке или на его участке, неблагоприятном для нереста, развития икры, личинок или роста и выживания мальков. Знать же критерии выбора места для нереста нам необходимо по той причине, что после завершения функций воспроизводства хариус Какое-то время остается в том же притоке или ручье. Это уже стадия нагула.

При определенном стечении обстоятельств (более чистая, чем в основной реке, вода; более высокая температура воды в притоке, обусловливающая богатую кормовую базу; достаточная глубина водоема; наличие твердых каменистых грунтов и стратегических кормовых мест) хариус может оставаться в выбранном для нереста притоке на все лето.

Если же приток не обладает необходимой шириной или не отвечает другим запросам хариуса, рыба после завершения паводка может покинуть его или подняться вверх по притоку, который нередко берет начало из озера. Основная часть нерестового стада, как правило, возвращается в реку.

Временно остановим свое внимание на меньшей части популяции, так как она имеет непосредственное отношение к понятию «озерный хариус».

Итак, часть оставшегося в притоках хариуса поднимается в озера, где нагуливается в течение всего лета, выходя в определенное время для питания на участки, богатые кормом. К ним относятся, прежде всего, места впадения ручьев и мелководные прогреваемые участки водоема, граничащие с резким свалом в глубину, а также исток ручья или речки, по которой хариус поднялся в начале лета в озеро.

При благоприятном стечении обстоятельств, устраивающих рыбу, то есть определяющих необходимую ей глубину, прозрачность, площадь водоема, достаточное содержание кислорода, качественную кормовую базу и другие факторы, рыба может оставаться в озере на зимовку и со временем даже образовывать свою отдельную популяцию.

То же самое может произойти и в условиях маловодного, сухого лета, когда хариус не в состоянии вернуться по обмелевшему притоку в основную реку. Его могут удержать в озере геологические и иные процессы, происходящие в природе. Рельеф местности в историческом масштабе постоянно меняется -сток ручья может зарасти кустами и травой маловодным летом или по- крыться илом, его могут перекрыть мореный выход или обвал горных пород, а из-за этого водоем может пойти другими мелководными руслами, поливом или вовсе уйти в подземную галерею.

В закрытых озерах стадо хариуса бывает многочисленно, это нередко приводит к вырождению в мелкую форму, когда взрослые половозрелые особи едва достигают длины 27-30 см при максимальном весе до 230 г.

Прежде чем попытаться понять, что происходит с большей частью нерестового стада, необходимо определить, каким образом мы можем проследить и однозначно констатировать местоположение хариуса в тот или иной промежуток времени.

Читатель наверняка знает, что реки условно делятся на верхнее, среднее и нижнее течение, однако, приняв подобные методы измерений, мы будем вынуждены всего лишь апеллировать к землемерным или топографическим величинам, приемлемым в рыболовном контексте лишь для рек равнинного типа и для рыб, которые в них обитают.

Деление реки на три равных по протяженности участка могут дезориентировать рыболова. Для подтверждения своих сомнений считаю должным привести характеристики некоторых рек региона.

1) Собь имеет протяженность около 200 км. Примерно 15-километровый участок ниже выхода из озера - быстрый мелководный сток, затем река постепенно набирает силу и на последующих 70-80 км являет собой типичную горную реку невысокой категории сложности для сплава. Здешний «набор» разнообразных водных препятствий чередуется плесами, омутами и ямами. На оставшихся 100 км водные препятствия уже не встречаются, а река приобретает характер равнинного стока.

2) Лангот-Еган имеет приблизительно такую же протяженность. Первые 15-20 км мелководны и быстры. В последующие 100 км река постепенно приобретает горный характер. Исключение составляет 10-километровый участок с медленным течением и иловатыми берегами в районе впадения ручья Изъятывис. Нижняя граница ареала данной популяции хариуса выражена довольно зримо - это водопад, ниже которого река резко меняет свой характер, становясь практически равнинной. Этот участок равен приблизительно 90 км.

3) Харбей несет свои воды на протяжении 50 км. За исключением мелководного истока, имеющего вид узкой извилистой канавы, практически на всем протяжении вплоть до устья - места впадения в Харбейский сор - река имеет горный характер.

Поделим, как принято, длину каждой реки на три равных части, получив следующие величины:

Собь - 65, 65 и 65 км: Лангот-Еган - 70, 70 и 70 км: Харбей 16. 16 и 16 км. Полученные цифры говорят о том, что верховья (верхнее течение) Соби имеет границу со средним течением в районе пос.Харп. где мощь реки проявляется во всей красе, и лишь значительно ниже поток начинает ослабевать. Граница среднего и нижнего течения приходится на практически равнинный участок.

Для Лангот-Егана граница, разделяющая реку на верхнее и нижнее течение, будет соответствовать названному участку перед впадением ручья Изъятывис. Нижнее течение граничит со средним много ниже разделительного барьера-водопада на равнинном практически не имеющем течения участке.

Информация о Харбее являет собой не менее интересную картину - если к ней применять топографические понятия, она имея почти на всей протяженности характер активного горного потока, тем не менее по определению имеет и нижнее течение.

Неприемлемость общего подхода к делению реки на равнопротяженные участки особенно зримо проявляется на больших реках. Разделив, к примеру, почти 560 км реки Большой Щучьей, мы получаем довольно абсурдную картину, где на верхнее течение приходится 185 км. И если я скажу своему знакомому, что во второй половине лета лучше ловить хариуса в районе верхнего течения, и забуду указать какой-нибудь ориентир, то полезной информации я ему не предоставлю.

Не найдя более конкретных определений в литературе, я разделяю реки на участки исходя из следующих рыболовных критериев.

1. 3она верхнего течения определяется мелководным участком от истока. Также она включает места, где река уже «судоходна», т.е. имеет достаточную глубину для проводки надувных плавсредств и сплава на них. На топографических картах крупного масштаба в этих местах не указаны броды, из чего следует, что реку можно перейти практически в любом месте. В среднестатистическое северное лето в верхнем течении реки порой до конца июня лежит снег.

2. Среднее течение характеризуется достаточной глубиной, максимальной для данной реки скоростью течения и наличием всего спектр водных препятствии. Здесь тоже иногда присутствуют броды, плесы ямы и омуты.

Границу среднего и нижнего течения я определяю по значительному уменьшению скорости течения расширению створа реки, изменению твердости грунта на берегах -от каменистого в верхнем и среднем течении до песчаного и иловатого. глинистого в нижнем. Определением границы служат также последние водные препятствия - пороги и перекаты.

З. В нижнем течении река имеет равнинный характер. Пользуясь предложенными критериями, мы можем наиболее точно охарактеризовать названные выше водоемы, получив соответствующие данные: для р.Собь - 20, 80 и 100 км; для р.Лангот-Еган — 20,100 и 90 км; для р.Харбей - 8 км - верхнее течение и 42 км - среднее. Устьевый участок - место, где река впадает в сор, при всем желании не могу назвать нижним течением, как не могу выделить (поставив во главу угла рыболовные критерии) и зону нижнего течения большинства крупных притоков - рек Хадата, Немур-Еган, Пайпудына, Ханмей, Хараматалоу и пр.

Теперь, не навязывая своего мнения землемерам и топографам, мы можем с большей степенью достоверности объяснить, где в тот или иной период следует искать хариуса. Далее в тексте я буду руководствоваться именно своими определениями, иначе статья во многом теряет смысл.

Вернемся к рассмотрению миграционных процессов в жизни хариуса. Большая часть отнерестившегося стада после спада, очищения и прогрева воды выходит из мелководных ручьев в основную реку и относительно равномерно распределяется в среднем течении реки, неукоснительно следуя правилу: лучшие кормовые участки и места на реке занимают группы наиболее крупных особей. Обычная для хариуса схема - чем выше по реке, тем крупнее рыба - сохраняется.

Однако устоявшееся мнение о том, что самый крупный хариус в летний период всегда находится в верховьях, мягко говоря, не всегда верно, то есть подобные утверждения не следует понимать буквально. В первой половине лета в верховьях реки еще лежит снег, на берегах тают целые ледяные поля, а кормовая база очень бедна. Крупному хариусу здесь просто нечего делать, и первыми в этих местах могут появиться странники-изгои — мелкие особи, которые не остались в нижней части среднего течения со своими собратьями-одногодками, а из лучших мест среднего течения их «попросили» доминанты.

Практически в каждом труде о хариусе я встречаю утверждение, что на хорошем рыбном месте за один подход можно выловить всего несколько крупных рыб. Так оно и есть, но только на узком сливе и не богатой хариусом реки. Если же слив широк, сразу же переходит длинный глубокий канал, место находится ближе других к верховьям а река не бедна рыбой, картина здесь будет иная — хариус может стоять по всей площади створа, буквально спина к спине. Здесь, соблюдая расписание, практически на одном месте он и отдыхает, и кормится.

Подобные реки и сливы встречаются нечасто, и все же фактом своего существования они опровергают бытующее мнение, плотно засевшее в головах иных рыболовов. Мне случалось бывать в таких местах, где поздним вечером начинался клев крупного хариуса – ровные почти килограммовые рыбы нередко попадались сразу на обе мушки балды». Как оказалось впоследствии, их вес вплотную приближался к верхней весовой планке особей водоема. Я оставлял на оснастке всего одну мушку с поджатой бородкой, но - странное дело! - сходов не было вообще, рыба уверенно брала в «ножницы». Клев обычно продолжался часа два-три. За это время удавалось вытащить иногда до полусотни рыб, затем хариус начинал осторожничать - и не мудрено, ведь с удачного места уносят обычно всего 3-4 «хвоста», взявших взаглот и травмированных крючком мушки. Остальную рыбу возвращают в реку, где она, естественно, сеет беспокойство среди своих соседей. Замечу, что удачные рыбалки приходились на летний период и происходили не в самых верховьях. Причина летнего распределения рыбы в среднем течении - лучшая кормовая база и условия добывания пищи. В нижнем течении реки отсутствуют перекаты и сужения, которые из-за неравномерности водного потока могли бы способствовать образованию кормовых направлений, то есть концентрации пищевых объектов на определенном участке водоема. Хотя летающих насекомых в нижнем течении не меньше, постоянные ветра рассредоточивают их по всей поверхности воды, поэтому обнаружить верховой корм на широких разливах, где практически нет течения, гораздо труднее, чем на более узких, быстрых участках реки.

Картину дополняет возросшая активность щуки в этих местах, а также пребывание там пищевых конкурентов - плотвы, язя, пеляди и рыб других видов.

В среднем течении реки, в отличие от нижнего, уже присутствуют «стратегические места» - перекаты, пороги, сужения, «обратки» и сливы. На некоторых участках весь корм, сносимый течением, может собираться со створа и концентрироваться в отдельных частях потока. Укрытые склонами и редколесьем лога, подпитываемые ручьями и прогреваемые солнцем низины дают богатый приплод летающих насекомых. Речные мелководные заливчики и затишки как следует прогреваются, способствуя тем самым метаморфозу водных и околоводных организмов.

В верховьях реки еще лежит снег, а значит, пока нет почти никакого корма для рыб. В среднем течении картина выглядит оптимально - река частично скрыта от ветра берегами, к тому же господствующий северо-западный ветер если и оказывает на реку воздействие, то не всегда отрицательное.

Каждый рыболов, применяющий такие рыболовные «снаряды», как «кораблик», «катамаран», перетяга или «балда», знает, что для качественной их работы лучше всего подходит штиль или ветер, дующий по течению (в противном случае притопит мушки, значительно снизив эффективность ловли). Взглянув на карту восточного склона Полярного Урала, мы видим, что роза ветров в данной местности как нельзя лучше подходит для ловли на верховые приманки. Но иногда ветер дует не по течению. Огорчаться в этом случае не стоит. Реки в среднем и верхнем течении обычно извилисты и скрыты за высокими берегами. В этих местах ветер может формировать как продуваемые участки, так и ветровые ниши, где иногда собирается корм.

По мере таяния снега и льда в верхнем течении реки во второй половине лета начинают понемногу развиваться и активизироваться

Различные представители мира насекомых. Река на этих участках горазда уже, в основном идет единым руслом, стратегические кормовые места более перспективны, и следовательно, если здесь есть корм, сюда подтянется и крупный хариус.

Я сознательно не акцентирую внимание на неполовозрелых и мелких особях, большая часть которых остается в среднем и даже в нижнем течении реки на протяжении всего летне-осеннего периода, так как считаю: если достоверно известно, что в этой реке где-то обитает крупный хариус, искать нужно именно его.

В это время на кормовых участках, расположенных вблизи к верхнему течению реки, в уловах преобладают внушительные экземпляры примерно одинаковых параметров. Это косвенно указывает на конкуренцию в стаде, желание оттеснить, изгнать мелкие экземпляры, а также занять более перспективное кормовое место. В результате этого соревновательного процесса хариус в течение лета постепенно сдвигается вверх по течению.

Интересно и поведение испуганной рыбы - хариус всегда спасается бегством, уходя вверх, против течения, даже если его путь лежит навстречу опасности. Такие картины можно иногда наблюдать, спускаясь вниз по течению мелководного участка реки или ручья. Внезапно навстречу, напуганный шагами или тенью, буквально скребя брюшком по камням, вылетает некрупный хариус, ударяется в ноги, выбрасывается на мель, пытается перескочить через нее, разворачивается боком, кувыркаясь, сползает вниз, делает новый заход, проходит галечник на боку или на брюшке и, наконец, скрывается, преодолев мелководье... Даже если день в смысле рыбалки «пустой», у тебя не возникает даже порыва прижать к камням и поймать эту рыбу.

Выход под ноги такого «метеора», когда ты уже расслабился и обосновал свою неудачу стечением обстоятельств, в том числе и отсутствием рыбы, мягко указывает на несостоятельность как самих теорий, так и подхода к рыбалке. Всегда ловлю себя на том, что мне очень хочется поймать взгляд хариуса в момент этого броска — неудержимого стремления преодолеть все препятствия, воли к жизни. Мне жаль, что он так предсказуем...

Но оставим лирику, вернемся к фактам. Можно констатировать: из-за конкуренции за лучшие кормовые места, из-за возникших опасностей и иных причин наш герой в течение лета неукоснительно поднимается вверх по реке до границ кормовой базы. И осенью, в пору, когда уже золотится листва, а тундра расцвечена самыми невероятными красками, крупного хариуса найти на местах летних стоянок практически невозможно. Даже мелочь, которая беспечно плескалась на плесах среднего течения, словно повзрослев за лето и осознавая важность одному хариусу ведомого момента, зачастую перестает интересоваться приманкой. Так или иначе - осенью на знакомых местах трудно рассчитывать на сколько-нибудь значимый улов.

Поздней осенью хариуса следует искать в верховьях. К этому времени снег в горах практически растаял — теперь горы играют роль температурного стабилизатора. Ущелья и долины за лето накопили тепло, на закрытых от ветра участках образовался особый микроклимат, способствующий развитию некоторых видов насекомых. Их не столь много, однако в нижнем и среднем течении из-за холодных ночей кормовых объектов становится все меньше и меньше. А это значит, что в поисках перспективных участков рыба поднимается все выше.

Постепенно день ото дня к истокам реки прибывают все новые группы хариусов, пока, наконец, все стадо не соберется вместе. Общепринятая схема распределения хариуса, из которой следует, что в верхнем течении всегда стоит самая крупная рыба, осенью тоже не всегда верна.

Дело в том, что истоки каждой реки уникальны. Одни берут начало из мелкого озера, вторые – из глубокого; исток третьих — горное заболоченное плато, четвертые питаются множеством мелких ручейков. Каждая из этих рек имеет разный угол падения, водорасход и глубину. Деление реки на нижнее, среднее и верхнее течение вообще весьма условно, тем более это относится к понятию «исток», где, по общему мнению, дислоцируется осенний хариус.

Как видно из характеристик, приведенных для примера, в реках второго и третьего типа при достаточной глубине истока и несильном течении впереди скорее всего будут находиться крупные особи. Мелководный и быстрый характер рек первого и четвертого типа не позволяют рыбе приблизиться к истоку ближе чем на 10-20 км, а иногда и более того. В этом случае выше по реке будут находиться отнюдь не рекордные экземпляры.

Перед ледоставом осенние стоянки хариуса являют собой весьма примечательное зрелище - на узком и не очень глубоком месте особи одинакового размера стоят бок о бок, изредка поднимаясь к поверхности воды за проплывающей мошкой. Темная масса спин смыкается, едва охотник за редким в это время насекомым начинает подниматься, затем при возвращении его на место соседи расступаются. Все происходит чинно, без спешки и суеты. В это время хариус отдыхает и кормится на одном месте.

 

Утреннего клева практически нет, зато днем и в начале вечера хариус может задать удильщику такой концерт, при воспоминании о котором у рыболова будет надолго перехватывать дыхание. Это уже не утренняя флегма, когда рыба нехотя, словно потягиваясь, поднимается к поверхности, это -легендарный жор хариуса, когда звенит и рвется леска, ломаются удочки и крючки, а ошеломленный рыболов пребывает в весьма интересном, с точки зрения психиатра, состоянии.

 

Перед самым ледоставом верховья реки пустеют - начинается осенняя миграция хариуса на зимовальные ямы. Косвенные признаки подтверждают мысль В.Михайленко («Рыболов-Elite» №5' 2002) о том, что хариус скатывается вниз по ночам, однако, в отличие от забайкальского хариуса, скат нашего происходит дружнее, то есть рыба уходит из верховьев обычно вся и разом. Далее природа и индивидуальное строение водоема вносит в характер скатывания свои коррективы.

Во-первых, на определенном, довольно протяженном участке реки может не оказаться мест, где хариус мог бы остановиться для отдыха. Может случиться и так, что наоборот, водоем будет изобиловать ямками, омутками и стратегическими кормовыми точками, но при резком похолодании, образовании берегового припоя и льда -свидетельствах неуклонно приближающейся зимы - хариус будет дружно скатываться вниз, не останавливаясь надолго даже в самых удобных местах.

Иногда при временном улучшении погоды хариус может на несколько дней задерживаться на отдельных участках водоема. Стадо рассредоточивается, и, в зависимости от того, единовременно снимутся со своих стоянок разрозненные группы или часть их задержится на время в облюбованном месте, осенняя миграция будет носить массовый, скоротечный либо растянутый по времени, характер.

Многие рыболовы из тех, кому не удалось попасть в верховья, днями дежурят у реки, ожидая проходную рыбу. Здесь можно услышать самые разноречивые слухи, которые сводятся к общему тревожному сомнению -не упустили ли время? Тот, кто дождется, за пару дней окупит в эмоциональном отношении и предшествующие дни томительного ожидания, и предстоящее расставание с харьюзовой рыбалкой на длительный, почти 9-месячный срок...

В зависимости от геоморфологического строения водоема рыба может оставаться на зимовку на некоторых ямах среднего течения, однако, как правило, большая часть производителей уходит на зимний отдых в нижнее течение реки, никогда, впрочем, не приближаясь к устьевым участкам.

Осенняя миграция хариуса, нагул которого происходил в озерах, в зависимости от микроклимата в районе водоема и состояния стока может произойти раньше или позднее, чем в основной реке, причем сам скат рыбы бывает обычно более продолжителен. Вот вам и причина сомнений опытных рыболовов: вроде какой-то ход и был, но основной ли? В процессе движения к зимовальным ямам рыба активно питается, стремясь набрать необходимый для зимовки энергоресурс.

Интересно, что в это время хариус клюет в основном на искусственные мушки, предпочитая верховые на перетяге, «катамаране», «балде» либо притопленные на приспущенной перетяге или «ялде». Можно понять, почему хариус выбирает обманки, идущие в толще воды, - в воде еще можно найти взрослых насекомых и имаго. Ориентация же на верховой корм, который в это время практически отсутствует на воде уже 2-4 недели, объясняется, видимо, устойчиво закрепленным летним рефлексом.

Для рыболова эти дни - последняя возможность вступить в единоборство с активной и сильной рыбой.

К неизменным сезонным миграциям хариуса в рамках своей экосистемы добавляются также суточные перемещения в пределах выбранного для временного обитания участка реки. Рассмотрим летний, наиболее показательный период, взяв за основу время с начала июля до середины августа.

 

Вопреки существующему мнению, хариус не стоит постоянно на одном месте, а перемещается - утром и в первой половине дня обычно отдыхает на омуте или яме, а ближе к вечеру выходит кормиться на перекат, под порог, под слив, в «обратку» и другие стратегические места.

Такова общая, условная схема поведения рыбы. Однако существуют и отклонения от общего распорядка. В первую очередь это может быть обусловлено гидрологическим и геоморфологическим состоянием и строением водоема.

На реках со слабым течением и ровным дном хариус в течение всего времени суток может находиться на одном небольшом участке, практически стоять на месте. Здесь он в одно и то же время кормится и отдыхает.

На реках со значительным уклоном, малой глубиной, каменистым дном и относительно прямым населением, то есть там, где характер рельефа источает возможность образования ям и омутков, харус тоже вынужден отдыхать и охотиться на одном месте. Правда, в этом случае условия стоянки не столь вольготны, хариусу приходится все время проводить за каким-нибудь укрытием. Впрочем, неудобства проживания здесь компенсируются стабильной доставкой пищи буквально к носу, так как сжатый отбоем от берегов кормовой поток проходит рядом, а гидродинамическая ниша, в которой расположился наш герой, предоставляет ему возможность «питаться, не вставая с постели».

В реках обычного типа, где есть места и для нагула, и для отдыха, поведение хариуса корректируется изменениями погоды, к которым он чрезвычайно чувствителен. Перед внезапным похолоданием или перед изменением атмосферного давления рыба покидает места кормежки и остается в ямах до тех пор, пока внешние условия не стабилизируются. Возможно, хариус уходит с кормовых угодий также и из-за уменьшения количества и снижения активности кормовых объектов, что вызвано, в свою очередь, понижением температуры воздушной и водной среды. Более «капризен» в этом отношении крупный хариус - в его организме всегда имеются значительные запасы жира, поэтому он может и непогоду переждать, и «попоститься» без ущерба для здоровья. Рыба уверена в себе и в любое благоприятное время может вернуться в наилучшее кормового потока, потеснив с него не столь крупных соседей.

После улучшения погоды первым под перекат или слив выйдет более мелкий хариус. Обычно он вполовину либо на одну треть меньше доминантов стада, обитающего на этом участке реки (более мелкие экземпляры, вес которых составляет меньше трети веса доминирующих особей, из стада изгоняются).

Ситуация на уже известном рыбном месте позволяет довольно быстро установить, успели вы к началу клева или нет. Обычно она развивается следующим образом.

На кормовом участке хариуса нет либо изредка попадаются экземпляры средних размеров. Я называю их «разведчиками» - пока крупный хариус изволит отдыхать, его свита пользуется случаем, чтобы урвать кусочек с барского стола. Через какое-то время подходит и крупный хариус. Мелкий уже больше не попадется, даже если вам удалось выловить всех крупных особей. Словно соблюдая табу, он пропадает с места на несколько часов и появится здесь разве что утром, когда на данный участок крупная рыба не претендует.

Мнение о том, что на рыбном месте первым попадается самый крупный хариус, не совсем верно.

Во-первых, имеются 1-2 разведчика. А во-вторых, предположим, что рыболов пришел на место тогда, когда мелкий хариус уже ретировался, то есть вовремя. Доминанты уже заняли свои стратегические точки ниже водного препятствия. Естественно, на самой лучшей из них стоит наиболее крупный хариус.

Облов обычно начинают с ближнего к рыболову участка, расположенного в шгжней части перспективного места. Подобная тактика обусловлена тем. что рыба стоит головой против течения. Следовательно, в выбранной дислокации пойманную рыбу можно незаметно для остальных хариусов отвести вниз по течению. Этому процессу способствует и течение реки.

Сдвигаясь вверх, не распугивая рыбу, рыболов может выловить почти всю стаю. Каким по счету будет рекордный для этого места экземпляр? Поймать доминанта первым можно, пожалуй, лишь в двух случаях - когда перспективное место узко или мало, а главу колонны контролирует самый крупный хариус, или когда рыболов сразу ринется к лучшему месту, пренебрегая возможностью «прощупать» ближнюю часть.

Как правильно подходить к рыбе? Одни авторитетные рыболовы утверждают, что снизу по течению, другие - что сверху. Я лично считаю, что к наиболее перспективной точке, расположенной в верхней части стратегического места, следует подходить снизу. Если же явно лучшая уловистая точка расположена внизу перспективного места (прижим, слив в омут, яму, каньон), то следует, смирившись с предстоящими сложностями вываживания рыбы и форсирования этого процесса, заходить сверху (рис.1).

В случае, если вы охотник за большим трофеем, а количество пойманной рыбы и экспрессия борьбы с несколькими крупными экземплярами вас не волнует, выходите прямо к наилучшей точке, не следуйте никаким прописным истинам.

Однако если вы задаетесь целью выловить рекордный экземпляр, то всегда имейте в виду, что участок который вы определи визуально как самый перспективный, может таковым и не оказаться - из-за - каких-то особенностей подводного рельефа и иных факторов. В этой точке сюжет стоять не самый крупный хариус, при вываливании которого вы только можете спугнуть находящегося неподалеку доминанта.

При облове перспективного места действует лишь аксиома - избегайте тени на воде и не забывайте о маскировке. Если позволяет берег - ловить лучше пригнувшись или даже устроившись на коленях. Подлить надо с той стороны, откуда вы движетесь, тем более если участок протяженный. Нелепо подходить к намеченному участку: сверху, причалить лодку и начинать обход снизу, пройдя по берегу десятки, а то и сотни метров. Берег горной реки - не площадка для гольфа, поэтому в подобной ситуации логично начать облов сверху, а на обратном пути, возвращаясь к лодке, еще раз задержаться на уловистых точках. Кроме того, правильно подходить к намеченному месту не всегда получается из-за особенностей рельефа - обрывистых скалистых берегов, зарослей кустов и пр.

Если хариус не был распуган или выловлен, то поздним вечером или даже ночью он возвращается в свой омут или яму. В некоторых случаях, например, при установлении ровной теплой пасмурной погоды, особенно если предшествующие холода или ненастье длились долго, хариус начинает жировать, то есть может круглосуточно находиться на местах кормежки.

Нередко подобная погода сменяется 2-3-дневными дождями. Уровень поднятия воды в каждой реке, так же как и степень ее замутненности, зависит от площади водосбора и количества впадающих ручьев в ее верховья.

В реках с малым водосбором и плотным каменистым ложем подъем уровня воды бывает невелик, а прозрачность воды изменяется незначительно. В реках с большой площадью водосбора, прорезающих в верхнем течении болотистые участки высокогорной тундры либо подмывающих высокие песчаные или глинистые берега, мерзлотные выходы, уровень воды поднимается достаточно высоко. Вода за сутки может подняться более чем на метр, а прозрачность - снизиться до нескольких сантиметров. Соответственно, оседание органических взвесей в возвращение реки в прежний гидрологический режим на разных реках при одинаковом объеме выпавших осадков может занимать время от одного дня до нескольких суток. Во время подъема воды и в период затяжных дождей хариус по возможности покидает места нагула и отдыха, перемещаясь в мелководные, но относительно чистые притоки.

Но где искать рыбу во время подъема и замутнения воды в реке, не имеющей притоков, прорезающей какую-нибудь возвышенность, идущую по каньону либо в высоких берегах? Там, где в мутный водоем впадают ручейки, стекает со скал чистая вода, под самым берегом.

На любой реке всегда существуют повороты, а значит, и водный поток течет неравномерно. Даже на относительно ровных участках происходит отбой основной струи от неровностей береговой кромки, а следовательно, вдоль берегов всегда существуют участки не столь мутной воды. Вполне возможно, что крупный хариус, не имеющий возможности уйти из мутной реки в какой-либо чистый приток, смирившись с обстоятельствами, «ложится на грунт» на своем месте отдыха, тем более что вдоль чистой береговой кромки в этот период мне ни разу не удалось поймать действительно крупный экземпляр.

Однако я иногда замечал, что после просветления воды и возвращения реки «на круги своя» вместо хариусов привычного размера на знакомом месте стояли более мелкие особи, причем крупные экземпляры не встречались в уловах и при последующих посещениях этого места. Поэтому вполне вероятно, что наиболее крупный хариус во время длительного замутнения воды может уходить вверх по реке в поисках чистых притоков туда, где водосбор реки меньше, соответственно, и вода чище.

 

Если принять во внимание все эти факты, можно сделать предположительный вывод, что чем теплее было лето, чем больше выпало осадков в районе выбранной реки за предшествующий период, тем выше го течению будет находиться группа доминантов. Это всего лишь моя гипотеза, необходимой статистики для однозначного вывода у меня пока нет, однако анализ ситуации на близлежащих реках данных предположений не отвергает.

Казалось бы, теперь мы можем представить полную картину перемещений хауса, однако это не так. В общую схему необходимо внести некий «температурно-пищевой индекс».

Возьмем за основу идеальные условия. Стоит ровная погода второй половины лета, утром прохладно, днем выглядывает солнце, становится тепло, к вечеру температура воздуха снижается, ночью бывает довольно прохладно и даже зябко. Приняв во внимание суточные колебания температуры, поведение комаров, различных летающих и водных насекомых, мы без труда определим, в какое время активность потенциальных кормовых объектов будет выше. Это время после полудня.

Днем, при отсутствии облачности, воздух прогревается максимально. Хотя комаров в это время становится меньше, на некоторых реках, где вблизи происходит сезонный перегон оленей, могут появляться слепни, оводы и мухи. Это эпизодическое явление, на него не следует слишком ориентироваться, но иметь в виду его необходимо хотя бы при предварительном подборе размеров и типов искусственных мушек.

По мере снижения солнечной активности и температуры воздуха к вечеру вновь активизируются комары, а затем и мошка. Поздним вечером над водой кружат насекомые и мотыльки практически всех видов, обитающих в данной местности. Ночью и ближе к утру проявления их жизнедеятельности минимальны.

Представим теперь, какова ситуация в водной среде.

Утром из-за предшествовавшего ночного снижения температуры активность разных водных насекомых мала. Днем, с увеличением солнечной активности и повышением температуры воздуха, постепенно прогревается вода в заливчиках и затишках. Активность водных организмов возрастает, некоторая часть насекомых приближается к границе с основным потоком и уносится течением вниз по реке. Вечером активность водной кормовой базы достигает своего пика - вода в заливчике прогрелась максимально. Некоторые водные обитатели, чувствующие себя неуютно на ярком солнечном свете и доселе прятавшиеся под камнями, выходят из своих укрытий и пополняют ряды вынужденных эмигрантов, сносимых основным потоком реки. Ночью, с понижением температуры воздуха, река начинает отдавать накопленное за день тепло. Активность организмов снижается, а к утру может и вовсе прекратиться.

Теперь мы видим взаимосвязь между температурой окружающей среды и поведением объектов кормовой базы. Нам уже кажется, что мы можем обоснованно прогнозировать время наилучшего клева. Более того, нам понятно, что чем меньше разница между дневной и ночной температурами, тем больше вероятность того, что рыба будет ловиться в течение всего дня и даже в течение суток. Правда, клев будет размыт по времени. В случае когда разница между дневной и ночной температурами значительна, мы можем четко планировать свое время на выезде или сплаве и в нужное время подойти к перспективному месту, зная условный «температурно-пищевой индекс», применимый к месту нагула хариуса - к перспективным местам ниже порогов, перекатов, различного года сливов, слияний и «обраток», ниже которых находятся яма и омут.

Однако у пытливого исследователя подводных таинств может возникнуть вопрос: почему хариус не питается на омуте или яме? Зачем ему уходить со спокойного места и бороться с течением, искать местечко, камень, ямку ниже водного препятствия, которые хоть как-то снизят воздействие сильного потока на рыбу. Почему нельзя совместить полезное с приятным? Все объяснимо. Хотя с кормового участка пищевые объекты смываются в омут или яму, часть из них все же не доходит до места стоянки и прибивается в зоне ослабления основной струи к береговой кромке. К тому же место, где хариус отдыхает, обычно характеризуется наибольшей для данного участка реки глубиной и протяженностью, а в таком большом водном объеме обнаружить пищевой объект значительно труднее.

Почему хариус не питается различными летающими насекомыми с поверхности омута или ямы? Вероятно, он считает, что изредка проплывающее по большой площади водной поверхности маленькое насекомое не стоит его энергозатрат. К чему стоять на глубине, напряженно всматриваясь в далекую поверхность воды, затем преодолевать водную толщу? К тому же у рыбы существует свой режим и согласно ему здесь она отдыхает. Когда она стоит на омуте, у нее практически отсутствуют кормовые рефлексы. Отдохнув и дождавшись нужного времени, она поднимается к месту наиболее полного сбора насекомых всех видов и форм. К перекату, сливу или порогу корм подходит с верхних участков реки. Вода здесь идет перемежающимися струями, которые подбирают и несут насекомых не равномерно по всему створу, а формируют порой достаточно узкие кормовые потоки, на которые и ориентируется рыба.

Постараемся еще раз мысленно представить развернутую картину, отражающую наличие кормовых объектов в воде и на ее поверхности.

К утру насекомых на стратегическом участке реки будет меньше всего, причем в основном это будут комары.

Днем насекомых соберется гораздо больше, однако из-за возможной жары, неблагоприятно действующей на надводных насекомых, количественный перевес будет уже на стороне активизирующихся подводных насекомых. Вечером мы наблюдаем пик численности всего разнообразного кормового спектра. Однако возможная затененность водоема, сумерки убывающего полярного дня, низкая облачность делают в это время водных обитателей менее заметными, чего нельзя сказать о комарах и мотыльках, оказавшихся на поверхности воды.

В прохладную ночь беспечный праздник насекомых, в котором тесно сплетается жизнь, любовь и смерть, постепенно прекращается.

Теперь мы знаем, в какое время и на каком месте следует ожидать поклевки хариуса, а также на что его лучше ловить. Днем - на различные приманки, идущие в толще воды мухо-мормышки, на червя и ручейника. Вечером - на те же снасти и на верховые приманки. Поздним вечером и в начале ночи - только на верховые приманки.

Конечно, в зависимости от сезона, места, погоды, спектра представленной кормовой базы у хариуса в каждом конкретном водоеме могут быть разные кормовые приоритеты. Знать их особенно важно там, где рыбы мало или ее активность по каким-то причинам невысока. Какую снасть и приманку предпочесть на незнакомой реке, вам подскажет содержимое желудка первого пойманного хариуса. Скорее всего, в первой половине лета там будут преобладать водные насекомые в различных стадиях развития, во второй - летающие насекомые — комары и мотыльки.

Боюсь утомить, но учеба того стоит. В общую схему природа вносит свои коррективы. Связаны они прежде всего с особенностями вращения Земли, упрощенно говоря - с траекторией перемещения Солнца в данной точке местности в данное время года и с ориентацией направления реки по сторонам света.

Если Солнце светит по течению, то есть навстречу рыбе, которая всегда стоит в воде навстречу потоку, то хариус приманку брать не будет, тем более когда река мелководна, а приманка верховая. Получается, что для полноценной рыбалки более предпочтительны реки приблизительно меридионального направления, текущие на юг или юго-восток. Действительно, реки района Пятиречья - Бурхойла и Левая Пайсра, питающие реку Танью, река Лагорта со множеством притоков, Кокпела в верхнем и в среднем течении - придерживаются этих направлений, однако значит ли это, что количество рыбы и ее максимальные размеры больше, чем в соседних водоемах? Конечно же нет, - просто они предоставляют своим обитателям больше времени для питания. В результате мы получаем относительно растянутый график клева на фоне неплохой численности стада и дефиците особей весом свыше 1 кг.

Реки любого главенствующего направления широтного либо меридианального - обычно после выхода из гор ощутимо, а порой и довольно сильно меандрируют. По этой причине на любой реке можно обнаружить участки где рыба днем либо к вечеру или только ночью выходит на кормежку даже в случае, если река течет в северном направлении (речи Кара и Байдарата). Следует учитывать и характер рельефа — близко стоящие горы, каньоны и в некоторых местах высокие бега притеняют реку. К тому же вовсе не ориентация реки определяет количественный и качественный состав популяции, а особенности местной кормовой базы и удобство «проживания» рыбы на данном участке водоема. Направление реки – всего лишь показатель того, какие сроки будут отпущены на клев хариуса в случае солнечного летнего периода.

Хотя стабильного солнечного лета на Севере не бывает, следует учитывать, что наличие яркого света, направленного в ту же сторону, куда течет река, значительно искажает сроки выхода рыбы на кормовые участки. Важно не растеряться на незнакомой реке при виде рыбы, которая упорно не желает брать приманку. Вероятно, следует ждать — хариус может активизироваться, стоит Солнцу лишь немного изменить свое положение на небосводе. Клев может начаться практически в любое время суток, и чем меньше будет длиться этот выход, тем ярче и сильнее будут его проявления.

Причина заключается в том, что время затенения водной поверхности на отдельно взятом кормовом участке может не совпадать со временем пика численности кормовых объектов. В высоких широтах летнее солнце буквально ходит по кругу, и выход хариуса на кормежку может произойти вовсе не в оптимальные сроки. Кормовых объектов еще немного или уже немного, сжатые сроки и конкуренция делают клев уверенным и зрелищным.

Рыба может выйти к кормовому участку чуть позже из-за непродолжительного дождя, который она вынуждена пережидать, поскольку он мешает ей видеть верховой корм. Не исключено, что если дождь мелкий и теплый, то рыба клевать во время него все же будет, но только на приманки, идущие в толше воды. Возможно, что в течение суток на реке «критического» направления вы можете зафиксировать не один, а два выхода хариуса на кормежку.

Каким бы ни был улов, смиритесь с фактом, который может проявиться завтра при обследовании местности - стратегическое место, скорее всего, находилось за поворотом. Кратковременность клева, четко прослеживаемый промежуток времени бесклевья до, после и между внезапных резких подходов рыбы, не связанный с изменением освещенности, может говорить о том, что вы встали лагерем между местом стоянки хариуса и кормовым участком, то есть ловили на пути суточного кормового перемещения хариуса.

Применительно к рыбалке на реках пли участках рек подобного типа могу предложить советы: прежде всего основывайтесь на «температурно-кормовом индексе» - при стабильной погоде он применен. Избегайте мест, где яма или омут находится на значительном расстоянии от кормового участка. При выборе места стоянки и рыбалки заранее определите, в каком положении будет находиться солнце во время предполагаемого выхода рыбы, отдавайте предпочтение пусть внешне не столь перспективному, но закрытому рельефом участку реки.

Однако повторюсь: в данном случае мы разбираем нестандартную, критическую ситуацию, знание же подобных ситуаций наверняка поможет избежать ошибок и досадных недоразумений на вполне благополучной реке.

Не думаю, что в своих трудах я открыл Америку. Я всего лишь попытался систематизировать свои наблюдения за поведением рыбы, выявить взаимосвязь отдельных проявлений, приоткрыв таким образом завесу таинственности и непредсказуемости над нашим героем - сибирским хариусом. Теперь, даже оказавшись на незнакомой реке, вы можете объемно представлять ситуацию на водоеме, грамотно определять место для рыбалки, подбирать необходимые снасти и использовать нужное время, удивив своих суетливых напарников правильным подходом и полученными результатами.

Вполне вероятно, что существуют и другие причины перемещений хариуса в рамках своей экосистемы. Возможность раскрыть оставшиеся загадки, а также спроецировать изложенное мной на байкальского, таймырского, эвенкийского, архангельского, алтайского и любого иного - «своего» - хариуса я предоставляю многочисленным «братьям по разуму» или увлечению, понимающим рыбалку не как лотерею, способным наблюдать, анализировать, делать выводы и грамотно ловить.

Все меньше остается загадок в поведении нашего героя, все более беззащитным оказывается хариус против современных снастей и методов ловли, против наших знаний и опыта. Думаю, данная статья будет востребована рыболовами. Надеюсь лишь, что среди них не окажется ущербных в своем мышлении людей, готовых вычистить от рыбы хоть весь водоем и обложиться ею во благо красивого фотокадра. Получив удовольствие на реке, пожалуйста, оставьте такую возможность и другим. Возьмите у нее лишь столько, сколько необходимо для вашего полного стола, привезите из своей дальней поездки 2-3 крупные экзотические рыбы и фотографии необыкновенных самобытных мест Крайнего Севера. Даже если вы ничего не сделаете для него, по крайней мере не навредите. И тогда вы сможете не раз вернуться сюда, чтобы насладиться красотами Полярного Урала, увидеть всплески плавящегося на плесах мелкого хариуса, побороться не с маломерком, с такой помпой представленным на зарубежных видеокассетах, а с полновесным умным сильным красивым бойцом, увенчанным огромным парусом, - с настоящим сибирским хариусом!

 © baikalfishing.ru


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить